• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: из грязи в князи (список заголовков)
09:31 

Из грязи в князи. Глава 5 "Расплата"

Благородная сволочь
Имение оказалось далеко, потом возня с бумагами. В Петергоф попали только весной, но с Оленькой мы переписывались, теперь можно было не таиться. Отец подивился нашей истории, обещал посодействовать.
Накануне того, как двор на лето выезжал в Петергоф, меня представили императрице. Удивительно, но она меня ещё помнила.
- Ишь ты, везунчик! - усмехнулась государыня, - Отец твой хлопотал о гвардии. Беру!
И тут перехватила мой взгляд - неподалёку стояла Ольга Николаевна - ничего не сказала, но не стала задерживать фрейлин после моей аудиенции. И отец заспешил куда-то по своим делам.

***

Первый же день службы при дворе ознаменовался встречей с Константином Петровичем. Он презрительно буркнул что-то в мою сторону, по его взгляду было понятно, что бывший хозяин всё ещё не успокоился. Теперь я могу хотя бы дать отпор на законных основаниях.
Однако разные слухи обо мне всё равно ходили. Приходилось не замечать, что быстро утихомиривало болтунов. Отец научил. Кажется, в своё время ему тоже довелось с таким бороться, хотя он ничего конкретного и не рассказывал.
Через месяц мою персону перестали считать чем-то удивительным, да и Константин Петрович ничего не учудил. Я успокоился.
Однажды вечером, после караула на дальнем посту меня застал ливень. Пока добежал до построек, промок насквозь, так что сунулся в первую попавшуюся дверь. Тут было холодно, но хотя бы сухо. Вокруг навалены доски и плотницкий инструмент, вряд ли сейчас кому-то помешаю; поэтому шорохи принял сначала за возню мышей или крыс; но потом услышал всхлипывания.
- Кто здесь?
Звуки затихли.
- Не бойся.
Я отправился на поиски. Во втором помещении, в углу сидел мальчишка.
- Не бойся. Я тебя не трону, - присел рядом с ним, - Что у тебя случилось?
- Хозяин побил, - он снова шмыгнул носом.
- Что ты натворил?
- Ничего. Просто он злой был.
Ох, как знакомо! Не удивлюсь, если новый слуга Константина Петровича.
Так и оказалось. Себя выдавать не стал, просто сказал, что хорошо знаю этого господина.
- А хочешь у меня служить?
Мальчишка насторожился.
- Да не бойся ты. Не такой я, как Демьянов.
- Он всё равно не отпустит.
- Отпустит, - уверенно ответил я.
Когда утих дождь, отвёл паренька к себе, а сам отправился на розыски бывшего хозяина.
- И где его черти носят?! - послышалось из-за двери.
Вот я и пришёл. Дверь на мой стук резко распахнулась. Лицо Константина Петровича удивлённо вытянулось.
- Чего тебе?
- Что Вам угодно? - поправил я, - Желаю купить Вашего слугу.
- Да как ты..!
- Смею. Теперь смею, Константин Петрович.
- Тебе не продам.
- Отчего же? Дам хорошие деньги.
Пререкались мы долго, но в конце концов он сдался.
Мальчишку звали Данькой. Смышлёный и расторопный, только пугливый, что, впрочем, не удивительно. Но как-то утром здорово задержался, и мне стало боязно, что это дело рук Константина Петровича.
Даньку я нашёл под лестницей. Видимо, упал с неё, расшибся сильно. Когда очнулся, рассказал, что его кто-то толкнул. Предъявил бывшему хозяину претензию. Доказательств нет, но пусть знает, что я ему и малости не спущу.
Данька быстро шёл на поправку и всё дивился, как с ним вожусь. Мол, господа так себя не ведут. Тут и рассказал ему, кто я таков. Слухи-то он знал, но до конца не верил. Подивился на мою историю и, кажется, стал очень гордится таким знакомством.
В августе я объявил о своём намерении жениться на Ольге Николаевне. Государыня противиться не стала.
Отец Оленьки поначалу возмущался, но быстро остыл. Стали готовиться к свадьбе. Мой отец купил для нас дом в Петербурге, и я отправился его осматриваться. Главный тракт основательно развезло, пришлось ехать окольными путями.
В перелеске меня догнали двое. Сначала я решил, что это обычные грабители, но засёк в кустах и узнал третьего. На миг приуныл, но потом остервенел, хотя надеяться особо было не на что. С одним я справился, со вторым тяжелее. Но вдруг он пропустил удар и раскрылся. Шанс я не упустил. Оставался Константин Петрович. И тут мне в спину вонзился нож. Жаль, что этот подлец останется безнаказанным.
Мне действительно везёт. Оказалось, Данька следовал за мной и, когда скрылся Демьянов, оттащил меня в ближайшую деревню, потом вызвал лекаря из Петергофа. Несколько недель моя жизнь висела на волоске, но потом пошёл на поправку. Вот теперь уж молчать не буду - поквитаюсь с Константином Петровичем за всё!
Меня перевезли в Петергоф, Оленька хотела сама за мной ухаживать. А Константин Петрович испугался, что я жив, и быстрёхонько смотался к папеньке в имение. Ко мне зачастил следователь, рассказал ему всё, начиная с того, как ещё крепостным был. Слово дворянина-с-одного-бока против слова подлинного дворянина, но у меня не было недостатка в свидетелях.
Жаль только старого графа, что так не повезло с наследником, хорошо хоть другие сыновья есть.

***

Завтра наша с Оленькой свадьба. Сказка, о которой я даже не думал всего два года назад.

---
Идея: Реконнаре (Джастин Мюррей) и Астароша Мюррей, июль 2012
Исполнение: Реконнаре (Джастин Мюррей), январь 2013
запись создана: 25.03.2013 в 19:31

@темы: Из грязи в князи

13:37 

Из грязи в князи. Глава 4 "Старая тайна"

Благородная сволочь
Через несколько недель Ольга Николаевна навестила имение. Трудно было не встречаться с ней на людях. Кивок, улыбка. Ох, и тут слухи поползут.
Решили, что я пока здесь поживу. Нужно, чтоб забыли при дворе нашу историю.
Так прошло лето, а осенью, почти в тот день, когда я вольную получил, случилось не менее удивительное.
Поутру приехал гость - дворянин на норовистой лошадке. Та взбрыкнула и чуть не сбросила хозяина, да я подоспел. Дворянин поблагодарил меня и как-то странно уставился. Я заметил, что из-под рубашки выбился мамин медальон.
- Откуда он у тебя?
- Это матери, - поспешно ответил я; а то решит ещё, что краденый.
- Из крепостных графа Демьянова?
Кивнул в ответ.
- Татьяна?
- Да.
- Жива?
Я вздрогнул, помотал головой.
- Умерла четыре года назад.
Он положил руку мне на плечо.
- Пойдём.
На пороге уже стоял отец Ольги Николаевны.
- Погоди. У меня тут разговор серьёзный.
Мы прошли в одну из гостевых комнат. Слуга принёс вина.
- Значит, выдал её всё же замуж, - грустно проговорил гость, крутя в руке бокал.
- Нет.
Он удивился.
- А отец кто?
- Не знаю. Никто никогда не рассказывал.
Гость выпил вино залпом.
- Я подарил Татьяне этот медальон.
- Мама говорила о Вас.
Всё теперь так запуталось, что и не знал, рад ли встрече, а одно смутное предположение и вовсе меня пугало.
- Тебя как звать-то?
- Андрей.
- А лет сколько?
- Двадцать скоро.
- Сходится, - пробормотал гость, - Я - князь Григорий Ольховский. С графом Демьяновым дружбу тогда водил. В мать твою влюбился, забрать хотел. И ведь женился бы. Не важно, что крепостная. Решили бы вопрос. Да Пётр ни в какую. Мол, девка видная. Хорошо замуж выдам. Крепкое потомство будет. Разругались мы, вот ничего и не знал.
Он помолчал и спросил:
- Крепостной?
- Нет. Год как вольный.
- Вот и хорошо. Прощу дела устраивать. Собирайся.
- Куда? Зачем?
- Домой. Бумаги оформить, потом в Петербург представиться государыне...
- Я не понимаю...
Догадывался, но всё никак не хотел признаваться.
- Ты - мой единственный наследник.
- Вы - мой отец и хотите меня признать?
- Да!
Такого поворота в жизни я не ожидал.
На следующий день мы были уже в пути.

@темы: Из грязи в князи

15:25 

Из грязи в князи. Глава 3 "Петергоф"

Благородная сволочь
В имении мне работалось хорошо. Увы, сказки сказки рано или поздно заканчиваются. Ольге Николаевне необходимо было возвращаться в Петергоф. Она решила взять меня с собой. Понятное дело, отпирался. Бесполезно.
Несколько дней я почти не показывался из флигеля. Меньше всего хотелось вот так сразу встретить Константина Петровича. Но вылезти всё равно пришлось, ибо других слуг Ольга Николаевна не взяла, только горничную. Тяжёлая работа ложилась на меня.
- Я ж тебе сказал! - окрик и тычок в спину.
- Вы мне теперь не указ, - скорее, от отчаяния, чем от наглости.
Разумеется, Константин Петрович подумал только о второй причине. Удар наотмашь по лицу и подножка. Ответить ему? Пока не решаюсь; как ни странно, пощёчина охладила отчаяние. Лишь попытался увернуться, получил под рёбра и уполз во флигель. Забился в свой угол и долго сидел бы там, кабы Ольге Николаевне не потребовался.
- Что случилось? - она испуганно смотрела на расцветающий у меня на щеке синяк.
- Да так. Повздорил тут с одним.
- Константин Петрович?
- Нет, что Вы.
Она покачала головой, но больше не говорила о стычке. Однако на следующий день я застал их за разговором. Бывший хозяин, видать, отпирался, да потом проговорился. Ольга Николаевна снова показала характер, запретив ему приближаться как ко мне, так и к её компании фрейлин. Неудобно уже, словно за женскую юбку прячусь. Твёрдо решил в очередной раз дать отпор сам.
Случай не заставил себя ждать, только Константин Петрович новую месть придумал. Нанял пару лихих ребят, подкараулили меня у залива, чуть не утопили. Лихо совсем, но до флигеля дополз. Когда очнулся, рядом сидела Ольга Николаевна. Она лишь покачала головой. Понятное дело, уверена, кто обидчик. Взгляд испуганный, но теплеет, когда на меня смотрит. Двигаться было тяжело, всё равно поймал её руку.
- Ольга Николаевна... - страшно не меньше, чем государыне про вольную говорить, - Оленька... - голос хрипит, срывается, - Я люблю Вас.
И оба замерли, ошалело глядя друг на друга, а потом она уткнулась в мою грудь.
Шёпот.
- И я тебя.
... Мы таились, но слухи всё равно забегали; однако взаимность чувств придавала мне смелости. Не укрылось это "безобразие" и от Константина Петровича.
Я шёл по парку под вечер. Шорохи и шаги за кустами. На дорожку вышел бывший хозяин. Хотел свернуть, встретился с его подручными.
- А на честный бой кишка тонка? - съязвил неожиданно для себя, но Константин Петрович не оторопел:
- Это ты мне, холоп, говоришь о чести? Знай своё место!
От его удара увернулся, но попал под кулаки его подручных. Трое на одного - бой неравный и вообще бесполезный, когда у них в руках сверкнули ножи. Вот и всё, но вдруг успею добраться до Ольги Николаевны.
Фрейлины спали, на мой слабый стук в окно проснулась горничная: выглянула, ойкнула, побежала открывать. Я свалился на ступеньках, сознание мутилось, настойчиво мерещилось, как танцует перед господами мать. Сквозь видения проступило лицо Оленьки.
- Вот и всё, - шепчу ей, - Может и лучше...
Слёзы по её щекам.
- Держись, пожалуйста.
Наверное, крепостные - особо живучий народ. Или наша любовь меня спасла. Господский лекарь колдовал надо мной неделю, я пошёл на поправку и был отправлен в имение отдыхать. Подумалось: может и вовсе уехать куда-нибудь? Всё равно не будет нам счастья. Только решать не мне одному, повременю.

@темы: Из грязи в князи

16:54 

Из грязи в князи. Глава 2 "Ольга Николаевна"

Благородная сволочь
Возвращаться к старому графу не имело смысла, осерчает, что наследника подставил. Маменька могла бы словечко замолвить, да её почти шесть лет нет. И об отце мне ничего не рассказала.
В Петергофе оставаться нельзя.
Денег нет... Да ничего нет! Хорошо хоть одет почти по погоде.
Побрёл в Петербург, по дороге добрые люди попались - подвезли на телеге, платы не потребовали.
Дождь начался, есть охота. Сунулся в трактир. Нет, не нужен им помощник. И в других, что попадались, тоже. До ночи пробродил без толку, приютился в подворотне.
Утром в лихорадке проснулся, рана-то не долечена. Продать бы что, да всех ценностей крест нательный и медальон матери. Говорят одному дворянину заезжему нравилось, как она танцует, вот подарок и преподнёс. Вроде монетки, а на ней рисунок выбит - лира. Сыскать бы того господина, да только как.
С трудом поднялся и снова работу искать. На рынке помог ящик донести, заработал на похлёбку, только она уже в горло не шла - измотался. А дальше снова без толку.
К пятому дню страшно было на своё отражение смотреть, да и сил не стало вовсе, не смог подняться, из подворотни вылезти.
Место там безлюдное, так и помер бы, если б не случайный прохожий. Нездешний, заблудился. Меня приметил, пожалел. Так я оказался у аптекаря. Тот рану осмотрел, лекарство дал, а заплатил мой спаситель. Выпросился к нему в слуги, хоть долг отдать. Через неделю он уехал, я ему дальше без надобности. Денег чуть оставил, растягивал, как мог. Снова случайной работой перебивался. Всё чаще стал подумывать вернуться к старому графу. Пусть бранится, а дело-то для меня всё равно найдётся. Как решился на дорогу, словно бы и сил прибавилось.
Ночь дождливая выдалась, утром по дорогам месиво грязное, а всё равно идти надо. Осень, уютней не станет.
Уж на окраине города карета обогнала и увязла в луже.
- Обождать придётся, - крикнул кучер пассажиру.
Дверца открылась. Молодая барышня поглядела на лужу, потом на ближайший островок травы и попыталась туда перепрыгнуть. Оступилась, но я подоспел, подхватил, поставил на чистое место и тут её признал. Видел несколько раз с теми дамами, что с Константином Петровичем гуляли. Только не чета им, скромница.
Я уж думал, что про меня все забыли, но по глазам Ольги Николаевны понял, что это не так.
Просто разойтись своими дорогами не вышло, разговор не клеился. Она благодарила за помощь, я бормотал, что ничего особенного не сделал. Потом я помог кучеру вытащить карету из лужи, и снова не удалось улизнуть. Ольга Николаевна намеревалась хотя бы подвезти меня. Мне такая забота непривычна, Константину Петровичу на моё состояние всегда было наплевать. Кучер, не смотря на мою помощь, не разделял стремления хозяйки взять меня с собой, но пришлось смириться.
Так я оказался в имении отца Ольги Николаевны. Тот не особо был в восторге от моего появления, но моей благодетельнице удалось доказать, что мне нужна помощь. Помылся, отогрелся, поел - можно бы и дальше в путь. Не тут-то было! Ольга Николаевна снова проявила характер, твёрдо решила найти для меня работу в имении. Я не долго отпирался, потому как рассудил, что это лучше, чем с повинной брести к старому графу.
запись создана: 27.08.2012 в 16:42

@темы: Из грязи в князи

18:12 

Из грязи в князи. Глава 1 "Вольная"

Благородная сволочь
- Сапоги, небось, не почистил.
- Почистил.
- Брешешь!
- Никак нет, хозяин.
Знакомьтесь, Константин Петрович, старший сын графа Демьянова. Слуга у него на самом деле хороший, просто господин - редкий бездельник и самодур, вот и лютуют.
Это он, собственно, меня понапрасну костерит. Андрей, из крепостных его батюшки. Подарен отпрыску по случаю отъезда в школу, чтоб было кому за ним присмотреть. Это нетрудно - везде за собой таскает.
Сейчас Константин Петрович уже чин в гвардии имеет, не без протекции папеньки, человека умного и деятельного. Только не служит, больше развлекается. Даже на меня свои дела стал сваливать; благо что пока он учился, и я вместе с ним, не отставал, а то и перегонял.
Поначалу доверял только на гитаре тихонько наигрывать, пока хозяин с дамами беседует; потом усадил за записки любовные оным особам; а после и вовсе от рук отбился - пока развлекается, я за него в карауле стою, хорошо хоть никто из высших чинов пока не засёк.
С одного такого дозора и начались в моей жизни перевороты.

Пост поручили в таком глухом коридоре, что кажется и не ходит тут никто. Да уж положено так - охранять каждый угол.
Дежурство выдалось в ночь. Поначалу спокойно было. Через пару часов, после полуночи уже, шорох послышался, потом шаги. Мало ли кому что надо, но насторожился. Из-за угла вышел человек в штатском. Вот что б ему тут делать среди ночи?
- Не велено никого пускать!
- Да ладно тебе... - и попытался всучить денег.
Экий подлец!
- Убирай деньги и проваливай! - я прицелился.
- Пусти! - он попытался меня толкнуть, в темноте сверкнул нож.
Я выстрелил. Дальше не помню, потому что бок обожгла боль, в глазах потемнело.
Очнулся во флигеле для прислуги почти день спустя, уж и не ожидали, что выкарабкаюсь.
Мне рассказали, что на выстрел прибежали гвардейцы с соседнего поста. Злоумышленника я убил. Константину Петровичу досталось от начальства, и он серчает на меня; а государыне доложили только, что обезврежен преступник.
Мне становилось то хуже, то лучше. Рана скверная, а лекарь так себе, что уж на слуг раскошеливаться.
Через несколько дней прошёл слух, что государыню этот случай заинтересовал, разбирается самолично. Солгать не смели, только умолчали, что хозяина вовсе на посту не было; рассказали про меня, она потребовала встречи, как только я смогу подняться. Двор гудел: мыслимое ли дело, чтоб Её Величество холопам аудиенцию назначало.
Я смог явиться четвёртого дня от приглашения.
- Рассказывай, - бросила императрица.
Сложно было сообразить, с чего начать.
- Андреем звать. Из крепостных графа Демьянова. Его старшему сыну подарен. Он в Вашей гвардии служит... На посту... находились. Злодей проникнуть хотел, денег давал.
- Доложили, что стрелял ты. Откуда оружие взял?
- Константина Петровича. Ко мне ближе было, - соврал я.
- Почему не при нём?
наверное, лгал я не очень убедительно.
- Отходил он. В тот момент вернулся как раз.
Государыня кивнула. Кажется, эта версия её устроила.
- Чего хочешь в награду?
Была у меня мечта заветная, да такая, что сказать страшно. Я молчал.
- Ну, что мнёшься?
- Не смею такое высказывать.
- Говори!
К чёрту, пусть злится, ежели что не так.
- Волную хочу.
Императрица удивлённо на меня посмотрела:
- Хозяин не нравится? Уйти хочешь?
- Нет.
- А на что ж вольная?
- Да кто ж знает, как жизнь повернётся. Лучше самому решать, что делать.
Государыня усмехнулась:
- Будет тебе вольная.
Видимо, от хозяина моего этот разговор в тайне держали, пока бумагу не выправили. Тогда нас вызвали двоих. При императрице Константин Петрович ничего мне не сказал, а сразу за дверью пинка дал и велел больше никогда на глаза ему не показываться.
Вот она - воля. Только что мне теперь с ней делать?
запись создана: 25.07.2012 в 18:32

@темы: Из грязи в князи

Кир-Наваррин

главная