• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цитатник: сергей раткевич (список заголовков)
20:52 

(с) С.Раткевич

Благородная сволочь
"Когда звёзд становится слишком много, они осыпаются на землю снегом, чтобы потом растаять и по весне взойти травой!"
(с) С.Раткевич "Девять унций смерти"

Что только не приходится проделывать порой судьбе, чтоб двое идиотов наконец-то нашли друг друга
(с) С.Раткевич "Секира и скрипка"

"Негромко пели угли в камине. В открытое окно заглядывали звёзды. Весенний ветерок играл пламенем свечи, при свете которой Полли читала толстую книгу, а Шарц, старательно сопя, вывязывал здоровенный серый шерстяной носок.
- Безобразие, - пробурчал он, - Кто, интересно, выдумал, что это занятие успокаивает нервы?
- Не знаю, - хихикнула Полли. - Но смотришься ты с этим носком весьма забавно.
- Рад, что тебе нравится, - усмехнулся гном. - А что, правда забавно?
- Очень, - подтвердила Полли. - Ты с ним такой смешной!
Шарц ухмыльнулся.
- Я с этим твоим "Трактатом о физиологии" тоже небось смешно выгляжу? - поинтересовалась Полли.
- Ты, как всегда, прекрасна, - прищурился Шарц. - Если бы мне не нужно было вязать этот окаянный носок, мы бы уже целовались.
- Вяжи, вяжи, не отлынивай! - обрадовалась Полли. - Усадил меня за эту свою "Физиологию" - значит, вяжи, а то нечестно получится! Ты меня целовать будешь, а я эту твою "Физиологию" читай?!
- Словно бы так, как сейчас, - честно, - проворчал гном. - Я тебе вручил, можно сказать, детскую книжку, а ты на меня навалила работу такой сложности, что с ней далеко не всякий академик справится.
- Вообще-то с ней любая женщина справляется, - ухмыльнулась Полли.
- Так то - женщина, - возразил Шарц. - Всякому ведь известно, что мудрее, добрее и прекрасней, чем женщина, Господь ничего не создал. Есть ли в этом мире что-то, с чем не справится женщина?
- Подхалим, - проворчала улыбающаяся леди Полли. - Всё равно вяжи носок! Должен же ты чему-то на этом свете научиться. А то ведь так и помрёшь неучем. Даром что марлецийский профессор, а даже носка связать не можешь. Твой профессор Брессак, между прочим, отлично вяжет.
- Он ещё и вышивает, - вздохнул Шарц. - Ну так ведь он всё-таки гений. Не можешь же ты требовать от простого гнома такой же невероятной одарённости?
- От простого я и не требую. Только от тебя, - ответила Полли. - Вяжи давай, не мешай читать.
<...>
- ... Так что всё правильно. Вместе они научатся всему, чему захотят. И ошибок не сделают. Мы же с тобой научились. Я уже заметил, что двое с лёгкостью способны научиться тому, чему один нипочём не научится. Разумеется, если эти двое любят друг друга.
- Неправда! - развеселилась Полли. - Ты так и не научился вязать!
Она отложила книгу и показала мужу язык.
- Зато я кое-чему научился другому! - радостно взревел гном, бросая недовязанный носок на открытую книгу, хватая жену в охапку и шагая в сторону супружеского ложа.
- Окно закрой, обормот! - радостно барахтаясь в его объятиях, выдохнула Полли.
- Окно? - изумился Шарц, - Зачем?
- Затем, что я теперь леди и мне не положено на весь двор визжать от восторга, - рассмеялась Полли, - Ну, так закроешь или мне ухо тебе откусить?
- Сама закроешь, у меня руки заняты, - ответил Шарц, с Полли на руках направляясь к окну.
- А оставить меня на постели ты, конечно, не мог! - прошептала Полли ему на ухо.
- Ну, разумеется, нет, - шепнул он ей. - Мало ли что ты способна натворить за это время!
- Страсти какие! - хихикнула она.
- Ещё какие! Закрывай скорей, не то я не выдержу и тебе придётся уронить своё положение в обществе недостойным радостным визгом!"
(с) С.Раткевич "Вторая клятва"

- Этот замок, - ехидно и весело поведала миледи герцогиня, - имеет множество славных древних традиций, но среди них, увы, не значится ни одной, которая бы позволяла рыцарям моего мужа засорять библиотеку трупами слуг. Это, знаете ли, несколько эксцентрично, и я не намерена позволять такие вольности!
(с) С.Раткевич "Искусство предавать"

- Так то - война, - отмахнулся герцог. - Да и когда она была, стена эта...
- Она была, - не согласился Шарц. - Этого достаточно.
(с) С.Раткевич "Искусство предавать"

- Хью, а ты меня любишь?
- Так ведь только этим и занимаюсь!
- Нахал...
- Я?!
(с) С.Раткевич "Искусство предавать"

@темы: Цитатник: Сергей Раткевич

03:29 

(с) С.Раткевич "Лекарство от смерти"

Благородная сволочь
- Сначала я научу тебя видеть руны.
- Вообще-то я грамотный...
- А я и не собираюсь учить тебя читать. Я собираюсь научить тебя видеть руны. Во всём. В каждом предмете и месте, в каждом явлении или живом существе.
- Не понял.
- Сейчас поймёшь. Это нетрудно. Видишь ли, всё сущее в этом мире на самом деле состоит из движения. То, что мы считаем телами, на самом деле является движением различного рода. Различного рода и с различной скоростью. Форма каждого отдельного движения неизменна. Вот эту самую форму мы и называем рунами. Она является сутью и основой рунной магии. Думаю, лучше сразу показать тебе это. Тогда тебе не придётся верить мне на слово.
Руки учителя ложатся на затылок. Мир слегка меркнет, потом возвращается с новой силой, и ты вдруг начинаешь видеть. Ты видишь такое, что...
- Ой... - тихо произносишь ты, ошеломлённый увиденным, почти напуганный. - Ой, мама...
Текучее движение окружает тебя со всех сторон. Текучее движение, сплетаясь в причудливые клубки, спирали, столбы и прочее, чему сразу не подобрать названия, образует из себя сущее. Текучее движение - это и есть мир.
<...>
Текучее движение обнимает тебя, текучее движение приглашает тебя на танец, ты сам - текучее движение и часть этого мира.
- А наши мысли, они - тоже?
- Конечно.
- И чувства?
- Само собой... просто их сложнее увидеть.
(с) С.Раткевич "Лекарство от смерти"

@темы: Цитатник: Сергей Раткевич

03:09 

(с) С.Раткевич

Благородная сволочь
"Да разве может быть холодно и скучно в комнате, где есть жена и дети? Каждому, у кого всё это есть, и так понятно, что к чему. А у кого нет... Милые вы мои, да что ж вы ушами-то хлопаете? Да как же это можно, чтобы одному быть? Эдак и умереть недолго. Одиночество - хворь тяжёлая и страшная. Запускать её ни в коем случае не годится. А лечится она одним-единственным способом: отыщите ещё одного такого же больного или больную и станьте друг для друга... всем"
(с) С.Раткевич "Девять унций смерти"

- Бабушка, но ведь есть же какие-то истинные, ну... самые настоящие... навсегдашние правила?!
- Есть, - грустно усмехнулась старая гномка. - Вот только их никто не сумел записать.
- Не сумел записать? Но почему? И где они находятся?
- Говорят, они вырезаны волшебными рунами в глубине каждого искреннего сердца и каждый раз читаются по-разному.
- То есть то, что верно на этот раз, может оказаться неверным в другой?
- Ты правильно понял.
- Значит, поэтому их и нельзя записать, - решил гномик. - Записанная правда тут же станет ложью, ведь записанное остаётся неизменным, а волшебные руны - нет.
- Какой ты молодец, малыш.
- Это притча? - чуть нахмурившись, буркнул он.
- Это истина.
- Чтобы я подумал? - не сдавался гномик.
- Чтоб ты знал, - усмехнулась старуха.
(с) С.Раткевич "Секира и скрипка"

"И так хочется сдаться и уползти. Ведь это и впрямь не в силах человеческих. Даже взрослому такое не под силу, а ты... а ты лорд. А лорды не отступают. Никогда. Даже если их топчут и разрывают на части. Лорды всегда побеждают. Именно поэтому они и лорды. Ты можешь только умереть. Права проиграть у тебя нет"
(с) С.Раткевич "Маленький комендант большого острова"

"Днём море шире, а ночью больше. Оно не распахивается сияющей далью, не убегает прочь, маня за собой, оно растёт вверх и придвигается ближе.
Нечто огромное вздыхало и ворочалось в наступающей темноте.
<...>
Если бы он сейчас не было временно исполняющим обязанности лорд-протектора, ему было бы очень страшно. Там и кажется, что там, в темноте, среди этого колыхания и плеска что-то есть... что-то живое...
Оно приближается... приближается... оно набросится и уволочёт за собой, в колышущуюся бездну, которая только притворяется морем, на самом деле это что-то другое... Оно сомкнётся над головой... сомкнётся и не отпустит..."
(с) С.Раткевич "Маленький комендант большого острова"

@темы: Цитатник: Сергей Раткевич

03:02 

(с) С.Раткевич "Вторая клятва"

Благородная сволочь
"Не может быть сволочью мальчишка, попавший в беду, мальчишка, с которым всё самое страшное уже случилось, мальчишка, который никогда не был мальчишкой, а потому и взрослым стать не может.
Не может повзрослеть тот, у кого никогда не было детства. И если его совсем-совсем туда не пускают, если дорога закрыта навсегда, если он сам начинает в это верить... Такие стареют не взрослея и умирают детьми. Умирают, до слёз огорчаясь, что не успели доиграть в очередную игру"

***

"Он, конечно, поймёт, что она делала. Он всегда всё понимает. Но ведь поэтому она за него и молится. За это и любит. Он понимает её, она - его. Нельзя любить того, кого не понимаешь. Можно понимать кого-то и ненавидеть, а вот не понимать и любить нельзя. Тем, кого не понимаешь, можно восхищаться, это другое. А любовь... любовь требует понимания с той же силой, с какой дети и больные требуют заботы"

***

"Настоящий лазутчик даже в аду на сковородке будет продолжать спокойно собирать информацию, - говаривал прежний наставник. - Впрочем, - тут же добавлял он, - настоящий лазутчик никогда не попадёт в ад, черти его просто не заметят"

***

"Он вяло подивился тому, насколько пусто и равнодушно звучат наболевшие мысли. Да. Вот так вот. Пусто и равнодушно. Для того, чтобы не выдавать своих эмоций, лучше всего вовсе их не иметь. И тогда на эту равнодушную маску можно повесить какие угодно чувства. Всё верно. А если не иметь своих мыслей, можно с лёгкостью выполнять чужие приказы, даже не задумываясь об их истинной сущности. Наплевав на то, куда они в конечном итоге ведут. Есть такие замечательные слова. Долг. Клятва. Приказ. Ими можно прикрыть что угодно. Любую глупость. Любую мерзость. Любое преступление"

***

Впрочем, агент и не должен выглядеть как агент. Если только на него не зря потрачены деньги и время, он обязательно будет похож на то, на что требуется. "Если тебе вдруг понадобится выследить такого же, как ты сам, лазутчика, - говаривал в своё время наставник самого Шарца, - в первую очередь обрати внимание на кого-то, кто ни в коем случае не может им быть".
(с) С.Раткевич "Вторая клятва"

@темы: Цитатник: Сергей Раткевич

02:56 

(с) С.Раткевич "Искусство предавать"

Благородная сволочь
"Равнодушие - наихудший вид казни"

***

"И когда это маска превратилась в лицо? И когда лицо стало маской? Не в ту ли самую ночь, когда звёзды впервые посмотрели мне в глаза и улыбнулись? Или теперь, когда рядом со мной спит, улыбаясь, любимая женщина? А когда она откроет глаза на рассвете, я вновь увижу звёзды. Они всегда буду со мной. И днём и ночью.
Так что же это выходит? Неужто маска оказалась лучше лица? Она с таким успехом его заменила. А мне от этого так хорошо... Так хорошо, что страшно делается. Но ведь маска не может быть лучше лица. Так не бывает. Вот разве что... вот разве что я всю жизнь прожил в маске, вот так вот родился и жил, не ведая, что под ней есть ещё что-то. А потом ночное небо прожгло в ней дыры своими звёздами, и моя маска перестала быть совершенной. Я не мог не замечать, я не мог не думать..."
(с) С.Раткевич "Искусство предавать"

@темы: Цитатник: Сергей Раткевич

Кир-Наваррин

главная